Мнемонисты

Рубрики: Это интересно   Комментарии (0)

память

Эд Симан, главный инженер компании «Ныоэл ресерч корпорейшн» в Сарагосе (шт. Калифорния), нередко предлагает своим гостям попросить его тут же возвести в куб любое число от 1 до 100. «Хорошо,- соглашается один из них,- пусть это будет 73».

Симан хмурит брови, молча шевелит губами и через некоторое время изрекает: «389 017».

«Ну что ж, — говорит с сомнением гость.- Полагаю, это вполне может быть кубом 73… — Достают калькулятор и получают 389 017 — Ну, а куб 37?»

Хозяин снова морщит лоб и отвечает: «50 653. Я давно не тренировался, поэтому дело идет так медленно, и кое-что подзабыл, — поясняет Эд — А знаете, в чем секрет? Это действительно совсем просто. Я узнал это еще в школе из одной книги фокусов. В ней рассказывалось о том, как можно запомнить все, что угодно, используя правильную мнемотехнику. В качестве примера приводилась таблица кубов. У меня ужасная память. В самом деле, просто отвратительная.

Тут гость замечает: «Но все равно нужно запомнить целую сотню словосочетаний, только вместо чисел вы запоминаете эту чушь» — «Да, но чушь-то как раз и запоминается. В самом деле… сейчас покажу вам всю таблицу целиком» — и Эд достает два пожелтевших тетрадочных листка, аккуратно исписанных карандашом.

Числа типа 30 или 40 (точнее, их кубы) запоминаются напрямую, поскольку это проще, чем искать им фонетический эквивалент.

Упомянув о нескольких профессиональных мнемонических приемах, мы лишь поверхностно коснулись глубоко разработанной области исследований феноменов памяти. Но сам принцип сомнения не вызывает. Своими достижениями мнемонисты — как и гроссмейстер способностью помнить шахматные партии, сыгранные им самим или другими, — обязаны отнюдь не создателю, наградившему их особым даром. Гроссмейстеры обладают необыкновенной способностью запомнить позицию на шахматной доске, едва бросив на нее взгляд. Как показали наблюдения, когда гроссмейстер не находит осмысленных ассоциаций, которые, как правило, в изобилии дает ему шахматная позиция, этот дар его покидает. Именно это обезоружило Берлинера и Дея в их безуспешной борьбе с таблицей Томпсона. Причудливый стиль игры их противника-машины не имел никаких признаков упрощения, которое формирует игру человека.

Исследования Бинета и де Гроота свидетельствуют, что искусство шахматных мастеров заключается в их способностях к концептуализации, сочетающихся с обширными запасами знаний о сыгранных ранее партиях и ранее встречавшихся позициях. Они вовсе не считают вперед дальше, чем обычные игроки: по данным де Гроота, шесть-семь полуходов являются обычно пределом, а общее число рассматриваемых позиций дерева альтернатив не превышает тридцати. Как говорит легенда, великий Ричард Рети, когда его спросили, на сколько ходов вперед он считал, участвуя в турнире, нашел точную формулу для выражения истинной природы искусства великих мастеров, ответив: «На один, но тот, который нужен!»

Метки:  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: